СПЕШИТЕ: Прием работ в АРФИ 2017 заканчивается 1 декабря! stormwind 2 дня и 21 час
Приглашаем присылать работы в АРФИ 2017 - поэзия, проза, рисунки и музыка! stormwind 1месяц и 21 день
Предзаказ Комплект Арфи и Мрфф по итогам 2016 lozi 11 месяцев и 21 день
Архив новостей
Спрятать
Дорога в Сосновый
Автор: Мантс
Страницы: [2 ]
    Велоповозка остановилась перед массивными воротами, съехав с дороги. Сырые в этом хмуром еловом сумраке, замшелые, окованные полосами железа, преграждали путь тяжелые створки. Бревенчатый забор с дощатым козырьком возвышался неприступной стеной и обоими торцами упирался в скалы. Дальше – дикий лес и звери. Крупные, опасные хищники, в голодные годы готовые рискнуть и растерзать путешественника. И их молодняк, ещё не усвоивший, что путников лучше не трогать, и потому опасный даже в сытые времена.
    Над воротами — предупреждающие знаки о том, что с дороги сходить нельзя. Перечень ароматов, и звуков, отпугивающих местных зверей. На воротах – ящик с патронами и аптечка.
    Рух посмотрел на домик лесника и встал с седла — никто не вышел навстречу. Зак поставил стояночные тормоза и слез следом. Стоило отдохнуть, впереди был опасный и трудный участок пути.
    Конечно, они могли поехать на велосипедах, разместив груз на багажниках и на прицепах – это было бы маневреннее и быстрее. Но если надо перевезти нетяжелый и объемный груз, есть напарник, а еще лучше – смена, едущая рядом, то велоповозка это то, что нужно. Сиденья подстраиваются под любой хвост и размах ноги, багаж прикрыт брезентом от непогоды, большие колеса уверенно идут по неровной земле. Правда, не очень быстро, от зверей не убежишь, как впрочем, и на велосипеде.
    - Ну что, трещотки в колёса, колокольчик на раму, или будем петь? – Спросил Рух, забравшись по лесенке на стену и глядя вниз, на уходящую в чащу дорогу.
    Зак поморщился:
    - Если не устал и хочешь тормозить колёса, можно и трёщотку. Сам потом спицы менять будешь. Колокольчик доконает в дороге, эта колымага и так хорошую музыку выдаёт. Надо будет перебрать на досуге. Давай лучше песни, распугаем всех зверей вокруг.
    Грифон усмехнулся, нервно подрагивая кисточкой хвоста. Пасмурная серость среди темной хвои и каменная тишина ему не нравились. Не тот лес, чтобы наслаждаться тишиной. Вроде бы за воротами никто не ждёт, чтобы выпрыгнуть из кустов и съесть, но от ворот и воняет той же дрянью, что заряжена в патроны. И где тот весёлый и сильный аромат, что был на въезде под полог деревьев?
    Нет, звери были на самом деле не так страшны. Со всей округи серьезно страдала пара человек в год, и то, если сходили с дороги или шли во время гона, или без защиты, да ещё и в одиночку и в темноте.
    Дороги людей помечались запахом, сами люди шумели при движении, и лесные обитатели держаться подальше. Те, кто был неопытен, получали заряд едкой вонючей смеси, отбивающей нюх, заставляющей чихать, и вызывающей стойкое желание не лезть больше к двуногим. Особенно если они на колёсах – их скрипящие, грохочущие, пахнущие жиром и металлом вещи тоже умели плеваться мерзкой штукой. А совсем необучаемых и голодных иногда встречали стрелы и пули.
    Зак достал из-под брезента посылку для лесника и отнес в избушку. Ни единого звука, кроме шороха шагов по каменной дорожке среди зеленого чистого простора кукушкиного льна, да легкий стук деревянной ступеньки и скрип двери. Молодой лев скрылся в темноте, но через несколько мгновений белобрысая голова снова появилась в проеме:
    - Чайник еще не остыл, перекусим, или за следующим забором?
    - Давай подкрепимся, потом будет не до того.
    До чего вкусны пирожки, когда они только из печи, или со сковороды! Но любая еда, даже остывшая, становится непередаваемо вкусной на свежем воздухе, после того как хорошенько поработал. Ребята сидели на крыльце, уплетая выпечку и запивая брусничным чаем из захваченных в дорогу кружек. Фляги с домашними напитками ещё пригодятся в пути, а лесник, который обычно угощал путников, улыбнётся оставленному гостинцу и записке.
    Подкрепившись и немного передохнув, друзья сказали «спасибо этому дому» и пошли к повозке. Бегло осмотрев и проверив основные узлы, Зак достал из-под брезента яркую красную бутыль, плотно закупоренную металлической пробкой и завернутую в тряпицу. Перевернул её и вставил за своим седлом в держатель, после чего поработал рычагом и нагнал давление в системе разбрызгивателей.
    Рух проверил отцовскую «перечницу» в кобуре, старый револьвер, из которого давно никто не стрелял пулями, и, вздохнув, начал открывать ворота, пока Зак раскручивал педали. Через некоторое время, тронувшись с места с помощью маховика, велоповозка преодолела надежные укрепления. Когтистые руки тщательно задвинули все засовы, замотали цепи и зафиксировали все запоры, и напоследок на створку легла горячая ладонь.
    Впереди был мрачный ельник, с низкими разлапистыми ветками, моховой тишиной и опасностью за каждым стволом. Не самая приятная дорога, если постоянно бояться ожидающей за деревьями стаи или вышедшего навстречу громилы, что будут с любопытством рассматривать тебя и решать, голоден он или нет. А ещё дорогу может загородить упавшее дерево, и ты потратишь полдня, орудуя пилой и топором, чтобы продолжить путь, подставляя открытую спину лесу. Но за этим ты и выехал с утра, ведь так?
    Впереди ждала проверка себя и друга, в котором и так не сомневаешься. И несколько часов песен, за которые можно распеться и научиться петь красиво, если, конечно, хватит дыхания, пока крутишь педали.
    
    Большие колёса шелестели по лесной дороге, и шелест тонул в густой хвое. Серебристое мельтешение спиц почти не мешало обзору, когда взгляд уходил в сторону – матовая поверхность не давала ярких бликов. На раме позвякивал бронзовый колокольчик. Песни были спеты, души приведены в порядок, и настроение сменилось на внимательно-осторожное.
    Они проехали мимо страшного чудовища из детства – корней поваленного дерева, что всё ещё возвышались огромной тенью с кучей жадных щупалец.
    Они вымотались на подъёме в горку и чуть не убились на спуске, когда на дорогу выскочил заяц.
    Они пересекли мост через овраг, темный, сырой, рокочущий горным потоком меж камней.
    И когда уже начало казаться, что дорога легка и осталась пара ориентиров до безопасного Соснового, ребята увидели их.
    Легкий эскорт повозки, быстрая поступь, мельтешение длинных лап сливалось с мельтешением спиц. В паре метров от дороги, за деревьями, в кустах и папоротниках, неслышно и неотвратимо легкой поступью бежали звери. Хищные звери.
    - Зак…
    - Вижу.
    Эскорт шел с двух сторон, непринужденно опережая и беря в кольцо. В сумраке леса блестели клыки и сверкали глаза. Жадное дыхание словно вбирало весь кислород из воздуха, и на какое-то мгновение Рух ощутил, что руки и ноги немеют от страха, а хвост того и гляди непроизвольно дернется и попадёт в механизм.
    Но вместе со страхом пришло то, что он определял для себя как спокойствие. То же самое чувство было у него ночью, когда он увидел из окна пожар, прошептал «нет, не может быть», а потом бросился со всеми его тушить. Совсем не думая, или, вернее, не проговаривая свои мысли в голове, работая напрямую.
    Разумеется, им было не уйти, но и погони как таковой особо не было. Скоро кто-то перегородит дорогу, или проводит до места, где с одной стороны – скальная стена, и прыгнет на голову, неуязвимый для разбрызгивателей повозки. Пожалуй, в следующий раз нужно поставить тент.
    - Готов отмываться в бане? – спросил Рух, извлекая перечницу из кобуры и проверяя нож.
    - Готов заказать себе саблю для таких случаев? – ответил Зак, отцепляя от багажника топор.
    Фелин переключил передачу, повозку тряхнуло, и в днище заработал маховик, собирая энергию движения и тормозя драндулет до осторожного шага. Ещё один ход рычага, и маховик отсоединён от колёс. Ноги убраны с педалей, бритая рука лежит на кнопке, способной превратить легкую добычу в едкое облако.
    Где-то вдалеке выдолбил трель дятел.
    Шины, тихо шурша, медленно затихли.
    Три зверя вышли на дорогу впереди, двое – сзади. Ребята сидели спина к спине, боком к движению, глядя между колёс, отмечая боковым зрением перемещение силуэтов. И почему повозка не клетка? Ах, да, вес.
    Зак, напряженный, как сжатая пружина, сказал только одно слово:
    - Пли.
     В безветренном лесу пронзительно-ярко запахло апельсинами. С боков повозки, с багажника, с передней рамы расцвели маленькие цветы водных брызг, забили струйки ароматной жидкости. Два друга стояли на повозке, высокие, с оружием в руках, готовые к нападению. Звери на дороге заколебались, некоторые начали чихать и пятиться. В конце концов, важен был не сам аромат, а тот урок, который с ним связан. У многих сработала память.
    Какое-то движение под ветками – желтая рука отреагировала быстрее, чем сам грифон разглядел два силуэта. Раздался выстрел, и один комок зубастых мышц споткнулся и с визгом ударился о колесо. Второй, открыв пасть, летел мимо пистолета прямо к горлу пернатого. Пушистый бок проходил так близко от вытянутой руки, что его можно было погладить. Острые зубы приближались, и Рухгерт, словно бы в клубе фехтования, рефлекторно наклонился в сторону, отталкиваясь от молодого хищника и тем самым разворачивая его в полете.
    Пасть клацнула у плеча, но не задела даже рукав куртки. Заккори не успел поддать топором, когда обескураженный зверь пролетел мимо, извиваясь и изо всех сил стараясь приземлиться не кубарем.
    Визг, удар, шипение разбрызгивателя и позорное бегство с поджатым хвостом. Два парня, стоящие в боевой стойке, недвижимые, оскалившиеся, только хвосты мечутся и бьются кисточками.
    Шипение распылителей плавно сошло на нет. От ядрёной вони резало глаза, но Рух не менял ясный взор на мутную пленку третьего века.
    Кто-то из зверей скомандовал отступление, и вся стая убежала направо, обходя повозку на почтительном расстоянии. Один зверь задержался перед тем как нырнуть в лес, и посмотрел на ребят с тем, что на морде Найтела сошло бы за улыбку. Рух кивнул зверю, тот ухмыльнулся и скрылся в лесу.
    Дорога была чиста.
    - Прикрой, я заведу эту штуку.
    Фелин плюхнулся в седло, накачал бак разбрызгивателя, и только после этого добавил вращения маховику. Два диска, вращающиеся в противоположные стороны в днище повозки, неспешно набрали обороты, чтобы подтолкнуть тяжелую конструкцию.
    - Готов. Они ушли, поехали.
    Грифон спрятал перечницу и со вздохом облегчения спустился в седло, поймал ногами педали.
    - Знаешь, с каждым...
Страницы: [2 ]
Комментарий
Информация
 
 
Сейчас на сайте 208 пользователей
6 фуррей и 181 гость и 21 робот
 
FN engine: 4.24.195. Copyright ©2006-2017 FurNation.ru